Рейтинг@Mail.ru

08.04.2015

День учителя истории и обществознания РФ

Педагогический марафон 2015

– История имеет дело с прошлым, но наш предмет снова и снова оказывается на переднем крае реформирования образования… – это парадоксальное фраза главного редактора журнала «История» Алексея Савельева, сказанная на открытии Дня учителя истории и обществознания, в этот день вспомнилась не однажды. И это – закономерно, поскольку за новым витком реформ, о которых говорил Алексей Леонидович, стоит, пожалуй, основная тенденция нынешней российской образовательной политики, которая наиболее явно проявилась в истории и которую спикеры этого дня никак не могли обойти стороной. А именно – тенденция внедрения определенной политической идеологии в образование.

Вот несколько фактов. Как известно, принята единая концепция - так называемый историко-культурный стандарт, на основе которого будут разрабатываться линейки учебников истории. Ведутся разговоры о том, чтобы создать единый учебник для других дисциплин, например, для литературы. Мы видим также, что, согласно недавно вынесенной на общественное обсуждение программе патриотического воспитания граждан РФ, воспитательная работа в нашей стране в значительной мере должна строиться на историческом материале. Точнее - на «уважении к отечественной истории». Кстати, этому же событию - вынесению на общественное обсуждение программы патриотического воспитания - была посвящена редакционная статья вышедшего в этот же день номера «Независимой газеты».

Таким образом, история в который раз становится своеобразным полигоном для обкатки готовящихся новаций. Каким должен быть УМК по отечественной истории, чтобы соответствовать историко-культурному стандарту (ИКС)? Об этом рассказал руководитель центра истории и обществознания, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Кирилл Кочегаров.

В частности, авторы учебников должны придерживаться следующих принципов. В учебниках не должно быть не только выражения «монголо-татарское иго», но и, положим, «ордынское иго». В каждом учебнике, независимо от того либеральной он направленности или консервативной, в описаниях событий октября 1917-го должна воспроизводиться одна и так же формулировка «Великая российская революция», и никакая другая. Почти весь 19 век, начиная от Александра I и заканчивая Александром II, сводится в одну главу «На пути к реформам». Как это соотносится с исторической традицией и с трудами многих уважаемых историков - вопрос.

Еще больший вопрос - как это соотносится с современными трактовками отдельных этапов исторического пути России? Ведь взгляды историков на политическую историю того же 19 века существенно изменились за относительно короткое время. Когда-то, как отметил кандидат исторических наук Дмитрий Олейников (он выступил на марафоне с лекцией «Реформы и реформаторы в России XIX века. «Трудные вопросы» историко-культурного стандарта и современная историография»), главным тезисом в описании 19 века было: это время страданий русского народа - засилья самодержавия. В начале 90-х основный акцент сместился на «усиление роли государства». А сейчас, по сути, происходит возвращение к позиции Ключевского, который полагал, что главная проблема 19 века - это «взаимодействие государства и общества по пути трансформации общества».

- Но, к сожалению, в учебниках, как правило, преобладают упрощенные трактовки политической истории, - сетует Дмитрий Иванович. - А новые продвижения в историческом познании, современные взгляды исторической науки в образовательном процессе, практически, не представлены.

Не приведут ли новые инициативы людей, определяющих образовательной политику в России, к увеличению разрыва между исторической наукой и педагогической практикой? Не хотелось бы.

Во всяком случае, на Дне учителя истории и обществознания ряд мероприятий точно работал на сокращение этот разрыва. Расскажем еще об одном таком событии - встрече с профессором кафедры истории России средневековья и нового времени Историко-архивного института РГГУ Игорем Курукиным. Он познакомил коллег с пока еще малоизвестными в педагогическом сообществе источниками, которые проливают свет на некоторые дискуссионные проблемы истории России. К примеру, как жили крестьяне на севере Древней Руси в 10-13 веках? Типичное суждение учителей таково: в то время крестьяне в основном жили натуральным хозяйством, жили бедно, особенно на севере, поскольку «откуда на севере чему то взяться?». Но, оказывается, что последние находки археологов дают нам совершенно иную картину: крестьянин 10-11 веков был не просто зажиточным, а скорее богатым человеком. На севере в местах селений крестьян археологи находят ларчики с драгоценностями, монеты, оружие. Откуда это все? Дело в том, что на севере крестьяне занимались не сельским хозяйством, а промыслами. Пушнина приносила очень хорошие деньги. Но где-то с середины 12-го века пушного зверя в лесах стало существенно меньше и этот источник доходов иссяк. А ту еще на кризис наложилось монголо-татарское иго. Вот тогда-то и произошел откат к натуральному хозяйству.

В конце выступления оказалось, что у педагогов есть множество самых разных вопросов к компетентному докладчику.

- Вот Вы говорите, что при описании исторических событий мы часто употребляем современные слова, которые искажают суть. Но как же быть, если в 11 веке никакого государства в современном понимании (с бюрократией, армией, полицией и другими институтами) не было, а слова, которое бы обозначало то, что тогда было, не существует?

- А вот интересно, откуда пошло рукопожатие на Руси?

- А у меня дети спросили; почему в России такой красивый желто-черный флаг поменяли на триколор?..

Знать бы еще: как сделать так, чтобы детского интереса и детских вопросов по предмету на уроках истории стало больше? Для тех педагогов, которым важно было услышать ответ на этот вопрос, в этот день прошла презентация преподавателя кафедры социального образования Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования (СПбАППО) Светланы Александровой. Она раскрыла педагогические возможности использования исторических карт в сочетании с элементами анимации (иллюстрации, схемы, условные обозначения). Оказывается, эти средства можно использовать для создания мотивирующих и других заданий в деятельностном ключе. Один из эффектов работы с такими заданиями состоит в том, что у детей повышается интерес к чтению исторических текстов.

В конце дня состоялся дискуссионный клуб, где ведущий, обозреватель журнала «История» вновь вернул коллег к осмыслению главного вопроса: каким быть школьному историческому образованию?

- Последнее время дискуссии вокруг учебников истории сводятся к одному: писать правду или писать патриотический учебник? - отметил Анатолий Берштейн. - Постановка вопроса, на мой взгляд, совершенно некорректная, потому что эти вещи взаимосоединяются. Если писать историю честно, это и будет патриотично. Более того, чем чаще употребляется слово «патриотизм», тем сомнительнее все, что, связывают с этим словом. Это слово внутреннее, органическое. Зачем его постоянно употреблять? Зачем вместе с ним постоянно употреблять слово «духовность»? Из-за частого употребления этих слов возникает какая-то пелена, за которой теряются смысл и содержание истории.

Иными словами, мы сегодня переносим в прошлое наши современные политические баталии и мифологизируем прошлое, что приводит к обрыву связи с историей.

Размышляя над этим Берштейн вспомнил о понятиях «горячая память» и «холодная память». Что за ними стоит? Есть общества, которые давно прекратили споры об истории. Они относятся к прошлому так: это было, это прошло, мы об этом помним и мы живем дальше. И есть общества, где люди постоянно спорят об истории, будоражат прошлое, нагнетают нервную обстановку вокруг исторических событий.

В этой связи ведущий поделился историей, которую хотелось бы привести здесь. Однажды Анатолий Берштейн был с одним датчанином в знаменитом датском мемориале (наподобие нашей Бородинской панорамы). Называется 1868 год. Тогда датчане сражались с пруссаками. В том месте проводят экскурсии, показывают фильмы, раздают посетителям подарки. Все замечательно. И вдруг Анатолий Берштейн узнает, что Дания на том поле потерпела поражение от пруссаков и потеряла часть территории. «И я удивляюсь: как же так? Зачем сюда водят детские экскурсии? Что таким образом хотят воспитать у детей?». Ответ датчанина был таким:

- Мы воспитываем патриотизм. Мы говорим детям, что и в поражении можно сохранить человеческое достоинство. Можно и на оставшейся территории выстроить свою жизнь так, что она будет лучше, чем жизнь на оккупированной территории. Можно научиться относиться к этому смиренно и даже с чувством юмора. Но главное - воспитать человеческое достоинство, которое не исчезает с поражением.

Анатолий ВИТКОВСКИЙ
Марафон

Рубрики


Темы


Регионы


Источники


Марафон