Рейтинг@Mail.ru

02.04.2018

День учителя географии Российская Федерация

Педагогический марафон 2018

Этот день марафона прошел в особенной, камерной обстановке: без шума, суеты и толкотни. Каждая лекция быстро перетекала в живой диалог: на каждый вопрос, беспокоящий педагогов, у лекторов хватило времени.

Центральным событием дня стала лекция «Подготовка обучающихся к итоговой аттестации в условиях обновления школьного географического образования», которую прочли председатель предметной комиссии ФИПИ по географии, зав. кафедрой экономической и социальной географии МПГУ Александр Александрович Лобжанидзе и член Федеральной предметной комиссии разработчиков КИМ ЕГЭ по географии Вадим Владимирович Барабанов.

К общей радости, новый проект ФГОС, который сейчас активно обсуждается на всех уровнях, не сулит географам коренных потрясений. Главное, что появилось в документе – это подробно расписанные промежуточные результаты для каждого года обучения. А с точки зрения содержания курс географии остается привычным и знакомым. В 5–6 классах преподаем общую географию, в седьмом – страноведение, в 8–9 классах изучаем географию России. Материал стандартный, приемы те же, что в предыдущей версии ФГОС.

Изменения в структуре и содержании КИМов ЕГЭ в этом году тоже практически отсутствуют. Кроме небольших нюансов: максимальный балл за выполнение задания № 4 увеличен до 2 баллов, за задание № 7 – уменьшен до 1 балла; суммарный первичный балл не изменился.

Конкретно об итоговой аттестации: двумя основными формами остаются ОГЭ и ВПР. Интересно, что эти две формы сильно разнятся по популярности: ВПР по географии в прошлом году заняла первое место по числу сдающих (ее писали 328 тысяч выпускников), а вот ЕГЭ по географии остается одним из наименее востребованных экзаменов: в прошлом году его сдавали по всей стране всего 13 тысяч. Откуда такая разница? Скорее всего, все дело в распространенном среди выпускников и родителей мнении, что ВПР по географии якобы легче всего написать:

– Многие думают, что ВПР по географии сдаст каждый, кто умеет различать цвета в атласе, – с усмешкой говорит Лобжанидзе, – и да, сдают в целом неплохо. С каждым годом растет число учащихся, сдавших на зачетные баллы, процент пятерок по ВПР становится все выше – во многом благодаря тому, что за последние три года предметная комиссия не вносит больших изменений ни в содержание, ни в процедуру сдачи ВПР. Число учащихся, сдавших ЕГЭ по географии на высокий балл, при этом не растет, а даже слегка уменьшается. При этом сложные задания ЕГЭ, аналогичные с заданиями ВПР, сдаются в целом лучше. Очевидно, что к ВПР российские ученики готовятся менее серьезно, особенно это видно в статистике по заданиям новых типов, направленных на работу со специализированным текстом. Поэтому стоит обратить внимание на новые задания. Например, № 11: прочитать текст и вставить пропущенные слова (выбираем три слова из шести предложенных). Новый тип задания № 30 – по сути, те же логические задачи, которые раньше использовались в вопросе № 32, только теперь с другими критериями оценивания: 2 балла положено ставить, если есть запись решения, а за логические ошибки – снижение до 1 балла.

А что же касается подготовки учеников к аттестации? Вадим Владимирович Барабанов в очередной раз подчеркнул: – Специального готовить к ЕГЭ и ВПР на уроках географии не нужно. Неправильно ставить перед собой именно такую утилитарную цель. Правда, во всем мире содержание образования в значительной мере определяется формой аттестации – значит, надо совершенствовать саму систему государственной аттестации, чтобы она вытягивала наверх географическое образование. По словам эксперта, при правильном подходе подготовка будет идти сама собой в течение всего образовательного процесса. Главное – выбрать адекватный УМК и не упрощать его в ходе работы, не пропускать задания, которые кажутся «проходными». В полной мере тема совершенствования КИМ ОГЭ была раскрыта Барабановым на завершающем семинаре дня, который посетили все гости дня учителя географии. В одной мысли все собравшиеся были единодушны: нужно в корне поменять отношение общества к географии. Это не тот предмет, который можно использовать в качестве «аварийного выхода».

Ту же идею высказала на своей лекции Элеонора Мкртычевна Амбарцумова, научный сотрудник Центра социально-гуманитарного образования ИСРО РАО, заместитель председателя Федеральной комиссии по разработке КИМ ГИА по географии: – Вот уже несколько лет в профильных вузах вместо географии сдается обществознание – но это же неправильно! Хочется, чтобы наш предмет любили, относились к нему серьезно, а не использовали как спасательный круг при сдаче ОГЭ и ЕГЭ. Лекция Амбарцумовой была посвящена стандартизированным формам контроля в итоговой и промежуточной аттестации школьников по географии. Были подробно, по косточкам разобраны все задания ВПР для 11 класса: что проверяет каждое задание, как оценивается, какие за ним стоят основные умения и способы действия. Но ВПР – это только верхушка айсберга: педагогов больше беспокоили такие вопросы, как, например, готовность учителя географии к использованию современных форм контроля и оценивания.

– Мы замечаем, что учителя не умеют сами разрабатывать задания, – отметила Элеонора Мкртычевна. – Нет ничего плохого в том, чтобы использовать уже готовые разработки, например, из открытого банка ФИПИ. Но, пожалуйста, пользуйтесь ссылками, чтобы не присваивать случайно чужую интеллектуальную собственность.

– Нет, мы и сами можем разработать методический продукт, только похожий, подобный тем, которые уже есть, – объясняют учителя.

– Ну и отлично! Лиха беда начало. Иногда оказывалось, что слухи в школе иногда опережают перемены: учителя уже знают, что будет апробация ВПР для 10 классов – а разработчики КИМ пока разнарядку не получали. По мнению эксперта, никаких революций в области аттестации в ближайший год не предвидится. – В 2020 году мы переходим к новым требованиям стандарта, вот тогда структура работы будет меняться, при прежнем содержании и примерно тех же умениях. Однако ОГЭ так и останется наиболее практико-ориентированным. Ребята такую работу выполняют с удовольствием, – рассказала Амбарцумова.

Удалось поговорить и о влиянии оценки за ВПР на итоговую оценку десятиклассника: разумно, если она будет включена в «общий зачет». Чудес не бывает: ну не пишут троечники на отлично ВПР по географии.

Учителям географии удалось в течение дня подумать не только о порядках и процедурах, но и о тонкостях своего ремесла. Один из авторов популярного УМК «Сферы» Александр Павлович Кузнецов прочел лекцию о научно-методических подходах к изучению России в современном мире. Как строить логику рассуждения, работая с картами и таблицами? Как превратить казенную фразу «Зависимость экономики государства от природных ресурсов» в наглядную и живую картину? Рассматривая список стран – лидеров по ВВП, надо не просто заучивать и бездумно сравнивать: нужно учитывать и курсы валют, и покупательские способности, и технологический уровень страны. Впрочем, политическая география в умелых руках Кузнецова выглядела даже несколько аполитично: наука есть наука. При разумном использовании статистических данных невозможно «передергивать».

Очень эмоциональным получилось выступление доцента кафедры социально-гуманитарных дисциплин ДПО АПКиППРО, главного редактора приложения «Мастер-класс» ИД «Методист» Ольги Вадимовны Крыловой. Она не стала сразу рассказывать о формировании новых знаний на основе картографических умений, а начала с вопроса: насколько современный учитель включен в учебный процесс? Что такое для него все эти знания и умения, которые постоянно приходится описывать и измерять? Верим ли мы сами в силу метапредметных результатов?

– Вот перед вами задача: расположите эти острова Океании от наиболее близкого к экватору до самого удаленного. Даны координаты, широта и долгота, а также названия островов. Представьте, что вы даете такую задачу на уроке пятиклассникам. Каков ваш прогноз? Сколько детей справится с задачей? Какое знание при этом проверяется – фактическое или понятийное?

Учителя не давали однозначного ответа на все эти вопросы. Кто-то обещал, что половина класса справится, решив задачу интуитивно; некоторые предполагали, что детей собьет с толку математическая составляющая. Кое-кто скептически отметил, что только пара «звездочек» решит задачу, остальные не смогут решить, если до этого с ними такого не тренировали. Ольга Крылова продолжила: а изменилось бы восприятие задания, если бы мы не стали давать названия островов? Просто пронумеруем их и дадим координаты – что тогда? Ответы снова разнились: кто-то считал, что тогда больше детей справится, а кто-то беспокоился, что вообще никто ничего не решит. – Смотрите, что получается! При любых условиях, на большинство мы не выходим: нельзя надеяться, что все дети решат задачу, даже если вы прошли с ними, что такое широта. И математика тут ни при чем: что такое числовой ряд, они точно знают – достаточно просто расположить широты по возрастанию. Оказывается, если повысить уровень абстракции, то решать задачу станет легче. Никого не напугает, что острова вам совершенно неизвестны. И задание получается самое что ни на есть метапредметное: отсечь лишнее, оставить важное, воспользоваться теоретическим знанием – вот и все, что нужно.
А теперь – ход учителя: как поступить с этой задачей? Дать двум классам два разных задания, чтобы сравнить результаты, или вывести на доску оба задания и поговорить с ними, проанализировать, посоветоваться, что им проще, а что сложнее? – Да, мы даем учащимся разные задания, но если посмотреть перечень планируемых результатов – насколько написанное соответствует реальности? Какие именно задания мы выбираем? Что видим за результатом? Задаем ли себе вопрос – а, собственно, зачем я предлагаю детям именно это задание, и именно сейчас? В чем моя задача – занять их, пока я заполняю ведомость? Или я точно знаю, что стоит за каждой задачей и какие мыслительные операции будут сейчас проводить дети? Приходится признать: не всегда мы точно знаем, почему выбираем именно такое задание, и не всегда преследуем при этом настоящую «фгосовую» цель. Но на то и существуют такие встречи, чтобы встряхнуться, посмотреть на свой привычный урок свежим взглядом. Именно это в конечном счете помогает успеть догнать старый ФГОС до того момента, когда новый уже появится на горизонте.

Александра Чканикова

Марафон

Рубрики


Темы


Регионы


Источники


Марафон